• 16:12 – По ту сторону: Не славный год, или слуга трех господ Зеленский 
  • 08:28 – Украинские пограничники в Харьковской области за взятки пропускают граждан в Россию – источник 
  • 15:13 – Заявление полномочного представителя ЛНР на Минских переговорах Владислава Дейнего 
  • 16:13 – Без срока давности 

Боец с винтовку ростом

Одна из самых протяженных улиц нашего города – третьего, четвертого микрорайонов носит имя Володи Пахоли.
Герой-краснолучанин, он из тех мальчишек, что ростом не выше винтовки, которые участвовали в самой кровопролитной из войн, приближая победу.
– Мы учились с Володей в одной школе. Он жил недалеко от школы – по улице Пугачева, что на западной окраине села Новопавловка (ныне Миусинск). В школе он ничем особым не отличался от сверстников, таких же сорванцов. Но мы завидовали ему. Его отец, выйдя из шахты по болезни, работал конюхом на конном дворе шахты. Тогда в шахтах использовалась конная тяга. Володя, помогая отцу, ухаживал за лошадьми и мог лихо прокатиться верхом на одной из таких лошадок на виду умирающих от зависти пацанов, – вспоминал ветеран труда, председатель совета ветеранов п. шахты «Миусинская» Владимир Григорьевич Донченко.
Когда началась война, Володе было 13. Отец мальчика совсем слег. Многие жители села эвакуировались, а Пахоля-старший, дочь Мария и сын Володя остались. 
На западной окраине села Новопавловка и Штер-грэса стоял батальон 696-го полка, которым командовал капитан Глеб Демьянович Кельбас.
Школы не работали, и Володя целыми днями пропадал в штабе батальона. Он стал в батальоне своим человеком. Как все мальчишки в его возрасте, Володя казался старше своих лет. Красноармейцы и командиры привыкли к смышленому пареньку, полюбили его. Особенно много внимания и заботы ему уделял солдат Пахмутов. Глядя на мальчишку, вспоминал свое: «У меня тоже дома Володька, и лет ему столько. Там остался, в Чистяково (сейчас Торез – прим. ред.)». Он учил Володю владеть автоматом, винтовкой. И Володька без особых трудностей овладел военным делом.
Одно желание было у мальчишки: «Хочу стать солдатом!»
«Солдатом?! Рано тебе еще в солдаты», – говорил старый боец. Но видя, что Володя загрустил, взял мальчика за плечи, притянул к себе и сказал: «Ладно, постараюсь помочь».
Прошло немного времени, и вот в одной из контр-атак Володя бежал вместе со всеми и, кажется, громче всех кричал «Ура!» Он стрелял по удиравшим гитлеровцам из автомата, переданного ему раненым красноармейцем.
После боя Володя докладывал комбату: «Товарищ капитан! Я кинул в гитлеровцев гранату, двое там лежат, третьего тащат сюда. Вот автомат». Володя замолчал, но тут же высказал свою затаенную мысль: «Разрешите оставить автомат у себя». Кельбас посмотрел на мальчишку, подумал и сказал: «Возьми. Ты честно добыл его в бою. Но помни: от меня ни на шаг, будешь моим ординарцем. А сейчас – домой, навести отца и сестру».
Володя, повесив автомат на шею, побежал домой вприпрыжку. «Папа, а я с Глебом Демьяновичем ходил в атаку!» – «Господи! В атаку! Да что ты себе думаешь?!» – кинулась на него сестра. «Постой, Маша, – вмешался отец. – Рассказывай, как было».
Время шло быстро, наступила весна. Но война не считалась со временем года. Тишина сменялась гулом взрывов, рушились и горели дома. Едкий дым окутывал все вокруг.
Две роты противника прорвались в район обороны первого взвода и двигались в направлении штаба. Обстановка с каждой минутой усложнялась. Гитлеровцы захватили несколько домов и подожгли их. Трескотня автоматов слышна уже рядом со штабом. Кельбас организовал круговую оборону. На командном пункте было дымно, дышалось трудно, но горстка солдат во главе с комбатом отбивала все атаки противника.
Володя Пахоля подобрался к дому, из-за угла которого вел огонь гитлеровский автоматчик. Он подполз к нему и нажал на спуск. Выстрела не последовало. Володя не заметил, как в горячке боя расстрелял все патроны. У мальчишки пробежал по телу холодок. «Увидит – убьет», – мелькнула мысль. До гитлеровца было не более трех метров. Шаг, второй… Подняв автомат, вложив в руки всю силу, ударил противника по голове. Фашист упал. Володя подобрал трофейный автомат.
Домой мальчонка пришел после обеда. Отцовский дом был изрешечен осколками снарядов и мин. Разбитая дверь висела на одной петле. Володя стремительно вбежал в комнату…
«Володя! Слава богу. Маша извелась вся. Ну?» – спрашивал взволнованно отец. «Фашисты откатились, на поле боя осталось более 200 трупов врага», – повторил мальчик почти дословно доклад капитана Кельбаса командиру полка.
Вышел в сад. Любимое абрикосовое дерево лежало на земле, вывернутое с корнем. Рядом – верхушка тополя, срезанная осколком снаряда. Падая, она расплющила скворешню… Слезы затуманили мальчишке глаза. «Всё рушат, убивают. Сволочи». 
«Прошу Вас, очень прошу зачислить меня красноармейцем Вашего батальона. Май 1942 года. Владимир Пахоля», – ломая карандаш, на вырванном из тетради листе написал Володя.
«Скажи Маше, пусть не волнуется, я буду у капитана!» – крикнул отцу.
Ночь мальчишка провел в штабе. Кельбаса дома не было. Володя ждал, волновался, наконец, Кельбас вернулся. Мальчонка к нему: «Если Вы не зачислите меня, я уйду в другую часть!» 
К вечеру того же дня Владимир Пахоля был зачислен воспитанником 696-го стрелкового полка 383-й стрелковой дивизии. И вот он уже разведчик.
В развалинах городка немцы спрятали снайперов и ночных слухачей-наблюдателей. Наши разведчики решили устроить засаду. Снарядили Володю рыболовом и в карман на всякий случай сунули «лимонку». Не успели разведчики занять места в засаде, как увидели рыболова с удочкой и «уловом»: впереди, как журавль, шел пленный с автоматом на груди, за ним – мальчишка с гранатой. «Что же ты автомат не за-
брал?» – любили потом расспрашивать разведчики. 
– А он бы выстрелил. А так я ему сказал: руки назад и не трогай автомат. 
– А как ты ему сказал? По какому? – допытывались у Володи. 
Он рассердился: «По-русски!»
И потом – многие дни и ночи разведок в тылу врага. Худенький мальчик в подержанной одежонке с перекинутым через плечо пастушьим кнутом гнал к передовой коровенку…
За время пребывания в стане врага Пахоля уточнил огневые позиции двух артиллерийских и одной минометной батарей, засек несколько замаскированных точек, от местных жителей узнал, что гитлеровцы перебросили свои резервные подразделения на левый фланг в район села Грабово.
«Молодец, Володька! – отметил капитан. – Представлю тебя к награде!»
Сведения, добытые Володей, пригодились. Артиллерийские и минометные батареи были уничтожены дивизионом капитана Шарыгина и батареей лейтенанта Левицкого. За боевые успехи Владимир Пахоля получил первую награду – медаль «За боевые заслуги». 
…На плацдарме за Одером к нашему складу с боеприпасами прорвались фашистские танки. Вскочив на подводу, Володя Пахоля погнал лошадей наперерез танкам, пытаясь отвлечь немцев. Наши артиллеристы и бронебойщики воспользовались этим и огнем заставили врага отступить. Танки повернули. Но несколько снарядов было выпущено и фашистами. Лошади промчались без хозяина…
От реки до реки прошел Володя Пахоля – от Миуса до Одера.
Пионера похоронили с воинскими почестями в немецком городе Цибингене Бранденбургской провинции.
За образцовое выполнение заданий командования сержант Владимир Иванович Пахоля награжден медалями «За отвагу», «За оборону Кавказа».
Подготовлено по материалам Музея на р. Миус, книгам Михаила Корпяка, Виктора Андрианова, а также по воспоминаниям людей, знавших Володю Пахолю 
"Красный Луч": https://redray-lnr-news.su/allnews/important_day/8081-boec-s-vintovku-rostom.html
Оставить комментарий
Последние новости
Мы в соцсетях